Без этого вина трудно представить обеденный стол французов

«Божоле» приехало!

 
 

Можно ли почти из ничего сделать национальный символ? Вполне, доказывает пример французских виноделов, превративших известное «Божоле» в любимый напиток своих соотечественников. В середине ноября вся французская страна — от Парижа до самых до окраин — разукрашивается коротким лозунгом: «Божоле» приехало!» И даже непьющие или употребляющие только по народным праздникам отправляются в каждый третий четверг этого месяца по барам, ресторанам, просто магазинам. Там их ждет приятная встреча с молодым вином цвета красного рубина. Этот день — праздник «Божоле», и в честь его рождения первый бокал в кафе ли, в универсаме вам нальют бесплатно. Таковы правила игры, которые создатели «Божоле» установили для себя и для своих покупателей.
Мне вообще кажется, что без этих элементов игры, которой сейчас с удовольствием забавляется вся нация, вину никогда б не покорить здешний рынок, какими только напитками до краев не заполненный. Французское - шампанское, «Бордо», «Бургундское», и вдруг 120 миллионов бутылок новичка.
— Над этим «вдруг» мы столько работали. Марке «Молодое Божоле» четверть века, и за эти годы публика нас полюбила,— без лишней скромности сообщает мне Мишель Босс-Платьер, сын винодела и президент ныне могучей винодельческой компании. — Как Французская революция подоспела вовремя 200 с лишним лет назад, так и наше вино появилось в нужный момент нужной эпохи.
Представление, будто «Божоле» — очередное жертвоприношение на алкогольный алтарь, абсолютно, неверно. Винные прилавки изнемогают от тяжести бутылочной массы. Вполне нормальное столовое вино обходится не дороже «Кока-колы». А выпивают во Франции реже и реже. Образ парижанина с классическим стаканчиком красного скоро совсем сотрется — исчезнет. Со 140 литров в 1969-м до приблизительно 70 в 1990-м сократилось, научно говоря, ежегодное потребление спиртного. Дело в том, что, не будучи, в отличие от нас, убежденными марксистами, местные жители твердо усваивают так и не привившийся у нас принцип: «Лучше меньше, да лучше». Дешевые фугасы дурманного вина потребляют разве что нищие клошары. Крепленых, типа портвешка или плодово-ягодных, нет и в помине: производство запрещено. Питие хорошего вина постепенно превращается в удовольствие, стиль жизни. Становится частью культуры, которую аккуратно выхаживают, прививают. И на смену грубоватым наполнителям с высоким градусом пришли напитки тонкие, изящные. Они чуть подороже отошедших в небытие, зато отсутствие головных болей и послепохмельных синдромов гарантировано. А бесспорный чемпион среди сравнительно новых марок — «Божоле».
Но сколько его, ало-рубинового, до того пестовали. Начал аж в 957-м году сеньор Беро, нарекший родную деревушку именем Божо. В 1395-м первое упоминание о веселом напитке появилось в летописи. И сегодня, бродя по замку, построенному в XVI веке маркизом де Божо, я слегка завидую французам: еще в мрачные средние века услаждали себя неплохим вином. Сейчас у замка совсем не сиятельные владельцы — виноделы. Они же хозяева 22 тысяч гектаров земли с почти до сантиметра очерченными границами. Только взращенное на этом клочке имеет право претендовать на имя «Божоле». Притязания прочих отвергаются специально созданной «Дирекцией по конкуренции и выявлению обманов». Придет кому-то, живущему не в Коньяке, не в Шампани и не в Божоле, идея выдать свою продукцию за «Коньяк», «Шампанское», и наказание последует немедленно. Однако вовсе не значит, что каждый сорт вина, изготовленный в здешних местах, обязательно получит заветную этикетку. «Национальный институт по проверке обоснованности присвоения названий» проводит с каждым вином-претендентом опыты, которые сами же сотрудники окрестили «зверскими». Совершенная чистота, никаких добавок, красителей и обязательнейшее условие — сбор винограда только вручную.
И это сейчас тут относительно спокойно. Осенью — работа адова. К 35 тысячам виноделов добавляются тысяч 70 сезонников. Условия игры обязывают: собрали урожай в сентябре, выставили «Божоле» на стол в третий четверг ноября. Публика ждет. И вкалывают днем и ночью. Говорят, люди трудятся по двадцать часов в сутки. С транспортом сложнее — шоферы без перерыва не водят. А ведь «Божоле» обязано появиться на прилавках, в барах в 0 часов и 00 минут. И тогда загружают контейнеры с бутылками в поезда повышенной скорости, фрахтуют корабли, самолеты, платят любые деньги, лишь бы по всей Франции вино появилось одновременно, минута в минуту. Расходы окупаются. Годовая прибыль приблизилась к полутора миллиардам франков. Ведь теперь публика ждет свое «Божоле»: приучили.
Потому приблизительно треть вина нового урожая разойдется по Франции в первые же месяцы. Покупать и пить чудное молодое вино сделалось модой, перекинувшейся в страны ближние и дальние Швеция, Британия, Соединенные Штаты, Голландия... Единым ноябрьским махом закупают половину всей продукции. И в строгом соответствии с буквой винодельческого закона, самими же прародителями «Божоле» придуманного, вино не имеет права опоздать ни в какую точку планеты ни на минуту. Тут как раз вовремя предложило свои услуги парижское агентство «Аэрофлота». Японцы воспылали к «Божоле» такой любовью, что заказывали его столько, что у «Эр Франс» не хватило самолетов для перевозки. И тогда «Божоле» приняли на борт советские грузовые самолеты.
— Кстати, и в СССР мы доставили около 60 тысяч бутылок,— добродушный Бернар Джордж, директор по экспорту «Божоле», доволен, что удалось прорубить окно и к нам. — Меня пугали: с русскими трудно. Ничего подобного. Договорились быстро.
— С «Березками» и прочими валютными лавками? — недовольно догадался я.
— А что делать, если рубль ваш... Но есть же выход. Знаете ли вы, что несмотря на антиалкогольную кампанию, вырубленные виноградники и прочие неприятности, СССР остался третьим производителем алкоголя в мире? Всем ясно, что запретить не удалось и не удастся. Так не обратиться ли к прежним традициям? Ваши сухие белые вина были очень ничего. А если противопоставить их огненному напитку в 40 градусов. Несколько лет на восстановление виноградников, освоение французской технологии, и вы сможете хотя бы порадоваться хорошему вину.
Заманчивая идея. Только чтобы воплотить ее в нашу особую советскую действительность, одной французской помощью не обойтись. Я приехал в Божоле ранним утром. Обочины дорог около виноградников сплошь заставлены машинами — владельцы плантаций и будущего вина уже работали. Уезжал поздним вечером. Они еще трудились, включив для удобства фары своих «Ситроенов», «Вольво», «Пежо». Трудиться надо — ожесточенно и много. Тогда будет и что пить, и на чем ездить.

Н.ДОЛГОПОЛОВ (Наш соб. корр.)
Божоле — Париж.
«Комсомольская правда»
 
 
 
 
 
 
 
 

Омар Хайям

 
 
 
 

Расул Гамзатов

 
 
 
 

Мирза Шафи Вазех

 
 

The Soviet Wines and BrandiesThe collection of wine and brandy labels of the Soviet Union is presented to your attention. It is also possible to find here the retail prices for wines and brandies ...

  • Анализ страниц сайта